Edel Weiss (mercibo) wrote,
Edel Weiss
mercibo

Воспитание нового человека

Большевики решили, что всё зло от того, человек у нас косный, эгоистичный, жадный и прочее. А вот если над ним поработать, привить ему честность, коллективизм, принципиальность, то из таких улучшенных людей можно построить совершенно замечательное общество, в котором каждый будет на своём месте. Будет радостно, не из под палки, делать общее дело, ещё и помогать отстающим. И контролировать такого человека-плюс не надо, он сам высокосознательно себя проконтролирует. Сказано - сделано. Разработали схему-чертёж нового человека, отобрали набор качеств, необходимых для прививания, написали горы методической литературы о том, как это практически можно достичь. На их уровне понимания, конечно. Засучили рукава и пошли, аки Господь, лепить из косной глины-человечины венец творения.

Но, как это бывает, когда воздействующий на сложную систему плохо представляет её устройство, на выходе получается далеко не то, что задумано. Знаете, как водитель, вполне умеющий выезжать задом, когда пробует делать в первый раз то же самое, но с прицепом, начинает как-то странно куролесить, делая явно не то, что нужно. По-всему кажется, что прицеп должен пойти туда, а его выворачивает совсем наоборот. Так и тут. То есть, воздействие большевиков на человека поимело результаты, но далеко не те, которые подразумевались. Поначалу даже казалось, что человек действительно воспитывается, но в итоге выяснилось, что всё это влияние допинга революционного энтузиазма. Когда допинг иссяк, в сухом остатке оказалось, что вместо коллективизма воспиталось наплевательство к общественному имуществу, вместо творческой инициативы - апатия к общему делу. Отдельные люди горели, были такие. Но чаще встречалось безраличие к труду и к общественной собственности.

А на ужасном бесчеловечном Западе, где во главу угла поставлена нажива, почему-то люди гораздо более инициативные, трудолюбивые и бережливые. Почему так? Простой пример. Если советскому рабочему/инженеру приходит в голову идея, как можно что-то улучшить, соптимизировать, он идёт с ней в бюро рацпредложений. Там его встречает бюрократ, для которого это предложение - лишняя головная боль и суета. А внедрять в масштабах завода - головная боль для всего руководства, которое и так бегает, высунув язык, осипшее от ругани в битве за план и за показатели. Инноватора постараются по-тихому задвинуть, и в следующий раз он ещё подумает, нести ли новую идею бюрократам. И не лучше ли сосредоточиться на оптимизации своего дачного участка и старенькой “копейки”. А на Западе новая идея - это потенциально золотая жила. Если её внедрить (обязательно - внедрить!) и при этом что-то улучшится, ускорится, можно вырваться вперёд в конкурентной борьбе и хорошо подзаработать. У человека загораются глаза и он, трудолюбивый и инициативный, начинает работать с производительностью десяти советских.

Это же просто: чтобы выработался рефлекс, требуется подкрепление. Например, как на Западе в виде бизнес успеха. Или в более простом случае, если в обществе принято (каким-то путём воспитано) убирать за собой после пикника, человек постоянно получает подкрепление тем, что, придя на пикник, он обнаруживает место чистым. Даже если он ленив и неряшлив, ему будет стыдно не убирать за собой. И наоборот, если убирать за собой не принято, то даже чистоплотный человек, придя и увидев залежи мусора, вздохнёт, чертыхнётся и, скорее всего, убирать не станет: “Зачем, чему это поможет?”

Гениальное государственное устройство это то, которое берёт обычных людей, как есть, со всеми страстишками и недостатками, оказывает на них не очень большое давление, без выламывания рук, но такое, что им оказывается выгодно становиться честнее, инициативнее, трудолюбивее. Не обязательно подводить какую-то серьёзную идеологию. Важно, чтобы нечестность приводила к потере репутации, а репутация ценилась высоко. Чтобы трудолюбие и инициатива вознаграждались качеством жизни, а лень понижала бы статус. Чтобы всё это было не через декларации и призывы, а через базовые механизмы непосредственного действия.

Церковь тоже делает ставку на воспитание нового человека - в страхе Божьем, но как ни крути а 6% католических священников склонны к педофилии. По данным науки психиатрии это столько же, сколько и в среднем по популяции гомо сапиенсов. И никакая близость к Богу, посты и молитвы не помогают. Если вы считаете, что священники - особо отобранные и выращенные люди, к которым неприменимы общие данные, то вас ждут неизбежные сюрпризы.

Равно как и чеченцев, утверждающих, что столетия воспитания в строгих горских традициях вырастили нового человека - мужественного и гордого, которому чужды всякие глупости вроде гомосексуализма.


Оригинал заметки размещён здесь: http://weiss-edel.dreamwidth.org/112767.html. Можно оставить там комментарий, используя OpenID.
Tags: мыслишки
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment